Панель Управления

Hot Newswire

▌█▐ Репликация: prioratos.tkimperialcommiss.livejournal.com ▌█▐ Открылся новый сайт SCI-IT.tk посвященный IT-обзору и наиболее интересным сообщениям из мира высоких технологий. ■ Prod. by Imperial Commissar ▌█▐
 antiglobalism.blogspot.com Данный блог является личным и частным журналом и содержит личные и частные мнения автора этого журнала. Вместе с тем, мнение автора блога может не совпадать с содержанием опубликованных материалов из внешних источников. Также, автор не несёт абсолютно никакой ответственности за комментарии пользователей. Все материалы из внешних источников публикуются исключительно в ознакомительных и познавательных целях. Сведения, содержащиеся в этом журнале не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было. Мнение автора блога может не совпадать с его позицией.

ANTIGLOBALISM.blogspot

воскресенье, 17 октября 2010 г.

Тайная доктрина хозяев мира. План «Аристотель». Зачем неокочевники остановили научно-технический прогресс?


Цель неокочевников - это полная власть над человечеством. То есть, план «Аристотель» - это их план. Это их тайная доктрина, о которой не пишут в газете «Тайме» или журнале «Экономист», но которая, тем не менее, есть. Мы попробуем ее воссоздать, ответив на те загадки, которые загадали в предыдущих главах.


В основе тайной доктрины неокочевников лежит создание мира, который, с одной стороны, удовлетворял бы потребности неокочевников, обеспечил их личное господство и при этом был бы стабильным, а значит - и гиперуправляемым. А это значит, что такой мир существует для потребительской, присваивающей «элиты». За счет чего неокочевники хотят достичь этих целей? Они господствуют в нынешнем мире, они отлично знают все его закоулки и закономерности. А значит, им надо этот мир сделать неизменным, «застабилизировать» его. А как это сделать? Убить то, что придает миру динамику. То есть - развитие технологий. Поэтому технологический прогресс намеренно замедляется, пресекается по многим направлениям и при этом - искусственно уродуется. Известный ныне в кругу любителей военной истории, очень талантливый писатель Сергей Переслегин приводит такой пример. Возьмем роман братьев Стругацких «Страна багровых туч», написанный в 1957-м. 19 августа 1991 года Союз Советских Коммунистических республик (ССКР) отправляет к Венере космический корабль с прямоточным фотонным двигателем. С точки зрения человека из реального 2000 года все выглядит смешно. Чудо техники, фотонный звездолет, управляется вручную. Компьютер на его борту состоит не их микросхем, а из громоздких печатных плат, и по быстродействию своему уступает офисной «персоналке». <...> «Пентиум» с тридцатью двумя мегабайтами оперативной памяти и гигабайтом твердого диска для бухгалтерских расчетов и для игры в DOOM, компьютер, регулирующий карбюратор в двигателе внутреннего сгорания - это почище ручного управления на фотонолете...».

Но если бы герои из того романа (или из «Незнайки в Солнечном городе», написанном тогда же) увидели наш мир из своей реальности, то хохотали бы тоже до упаду. После шестидесяти лет развития реактивной авиации вы по-прежнему летаете на керосине? Эй, вы, биологические придатки Интернета! Вы через полвека после выхода в космос все еще летаете на варварских одноразовых ракетах? И на бензиновых моторах ездите? А где же ваши автоматические комбайны, которые работают на круглых полях, занимаясь полным циклом обработки почвы? Вы еще не умеете управлять погодой! Ваши самолеты летают на высоте в девяносто-сто километров со скоростью в пять-шесть «звуков», и вы покрываем расстояние между Москвой и Владивостоком за час с небольшим. А вы к гиперзвуку даже не подошли. В вашем мире нет исследовательских баз на Луне. У вас работает Клуб Новой Энергии? Нет? Да вы не научились использовать даже тепло земных недр - а мы уже получаем за его счет сотни миллиардов киловатт-часов электроэнергии, не загрязняя природу. А вы уголь палите и нефть, варвары. Господи, да вы до сих пор передаете электричество по проводам? Срам. У нас давно пустыни превращены в сады, а в вашем мире пески только наступают. Ваши станки режут металл резцами, а у нас - микровзрывами. Послушайте, милейшие, да ваши хваленые США по сравнению с нашим ССКР - просто пещерный век какой-то. Вы говорите о прогрессе, но где ваши совершенно безлюдные заводы-автоматы? Ваши роботы - это азиатские рабочие-полурабы, работающему на тех заводах, которые вы вынесли из дому в их нищие страны. А в нашем Солнечном городе уже давно действуют полностью автоматические, самоуправляемые химические заводы, заводы механические и пищевые. Наши люди, избавленные от мо- нотонного труда, гораздо умнее, красивее и здоровее вас. Мы давно применяем методики обучения, которые позволяют нам говорить на иностранном языке за какие-то две недели. Представим себе, как экипаж фотонолета вместе с реальным человеком 1950 года пошел в библиотеку и просмотрели научные журналы 1965-1970 годов, увидел тогдашние прогнозы развития цивилизации и сравнил те фантазии с нынешним 2004 годом, так сказать, в жизни. Какой вывод они сделают? Совершенно убийственный: то, что за последние тридцать лет научно-технический прогресс не только затормозился по многим направлениям, но и странным образом надломился, ушел не в то русло. Бесспорно, прогресс компьютерной техники за тридцать лет стремителен и ошеломляющ. Но как американцы летали на «Боинге-747» в 1969 году, так они летают на нем и поныне. С.Переслегин считает, что энергетическо-технологическая магистраль развития человечества оказалась закрытой, и все пошло по информационно-технологическому пути. По пути победы товарно-денежных отношений над разумом.

При этом новые технологии совершенно целенаправленно нынче делают как можно более дорогими. Почему? Потому что неокочевники все время уменьшают роль революционных технологий в новшествах, сворачивая все на путь постоянного, мелочного усовершенствования старых технических решений. Они похожи на людей, которые до бесконечности совершенствуют парусный корабль и его паруса вместо того, чтобы построить, наконец, пароход. А если научно-технический прогресс дорожает, то неокочевники убивают и второго «зайца» - делают его доступным только избранным, только крупным финансовым спекулянтам, способным делать большие барыши за считанные дни. То есть - только им, неокочевникам. Новые технологии должны быть крайне дорогими. Только так можно сделать их доступными лишь избранным, лишь тем, кто держит деньги мира. Снова повторяется древняя история, когда доспехи господствующего класса стоили столько же, сколько сорок пять коров, и не были доступны ни крестьянам, ни горожанам. Между тем, уже сейчас существует целая культура не просто революционных, а поистине закрывающих технологий, которых элементарно прячут от мира. Что это такое? Представьте себе: поставлена задача добыть мед. Неокочевники разворачивают огромную, умопомрачительно дорогую программу создания семиэтажного биомеханического чудовища, которое дает желанный мед. Он получается очень дорогим, и неокочевники рассчитывают сделать огромные барыши на продаже его всему миру. Однако находится изобретатель, который, потратив какие-то копейки, использует пчел, приручает их и заводит пасеку. Оказывается, маленькая пчела способна делать то же самое, что и дура семиэтажная, но гораздо дешевле. Поверь, читатель: у русских есть целая технокультура таких вот «пчел». Уже давно открыты дешевые способы, например, резко увеличивать продуктивность растений и животных без использования очень дорогой генной инженерии. Или недорогие технологии переработки нефти, которые делают ненужными огромные заводы. Но неокочевники никогда не станут развивать их, поскольку это ломает привычные им порядки и мировой расклад сил. Поэтому плоды прогресса под властью кощеев будут только дорожать. Каждый новый авиалайнер, медицинский аппарат или компьютерная программа при них каждый раз будут выходить намного дороже предыдущих моделей. Мы насчет этого об заклад побиться готовы.

Поэтому любимый конек неокочевников - это информационные технологии, лишь имитирующие развитие. Ведь они ведут к укреплению метагрупп. Создав всемирную компьютерную сеть, кочевники сажают всех «на иглу». Это только помогает делать остальных рабами. Научно-технический прогресс по-неокочевнически должен служить не развитию, а потреблению. И прежде всего - сверхпотреблению самих этих «супербедуинов». Поэтому из научно-технического прогресса по возможности изымается творческое начало, связанное с развитием человечества как единого целого. На первый план выходят моменты, которые позволяют неокочевникам решать их узкокорыстные, кастовые задачи, укрепляя их власть. Поэтому им важно оседлать научно-технический прогресс и направить его туда, куда им надобно.

Неокочевникам необходимо построить мир, в котором страны делятся на высшие и низшие сорта. Само общество при них обязано состоять из массы рабов и слоя немногочисленных господ, при этом и сами господа четко делятся на иерархические касты. Но такое крайне расслоенное общество неустойчиво, оно чревато бунтами масс, их попытками сбросить господское ярмо. Значит, устойчивость нужно обеспечить сверхстабилизацией, отказом от развития и динамики. А что выступает важнейшим условием динамики? Изменения в технологиях. Значит, революционные технологии надо сдерживать, губить, прятать в сейфы или топить в «белом шуме» всякого информационного мусора. К тому же революционнные технологии способны дать людям, обреченным на положение рабов, как силу, так и шанс подняться. Например, в свое время появление пороха и огнестрельного оружия позволило подчиненным, «подлым людишкам» сбросить власть «высших» рыцарей-феодалов. Ведь простой горожанин, который никогда в жизни не мог обзавестись сверхдорогими боевым конем и рыцарскими доспехами и уж, тем паче, научиться всем этим владеть в совершенстве (тренировка и обучение рыцаря начинались с трехлетнего возраста), с помощью дешевого ружья очень быстро покончил с господством «высших людей» Средневековья. Неокочевники судьбы рыцарей повторять не хотят. Обуздывая или извращая развитие, они предотвращают появление «ружья» у подвластных им людей.

Поэтому - отныне никаких революций в технике. Изобретения - только приспосабливающие, адаптационные, направленные на совершенствование уже имеющегося. Образно говоря, совершенствуйте до бесконечности конную упряжку, но не вздумайте изобрести автомобиль. Очищайте бензин, но не смейте делать мотор, работающий на воде. Все должно быть направлено только на поддержание нынешнего уровня эффективности производства, потому что его падение тоже вызовет разбалансировку этого прекрасного гипер-управляемого мира. Поэтому все стоит - а информационные технологии развиваются. Появление нового транспорта, новой энергетики или новой медицины грозит поломать созданный ими гиперуправляемый мир, перемешает элиты, изменит экономику. Хозяева метагрупп похожи на китайцев пятнадцатого века, которые ради сохранения устоявшейся общественной системы просто остановили техническое развитие. Неокочевникам нужна плохая, неэффективная энергетика нефти и газа. Они уничтожат любого, кто создаст ей замену. Именно поэтому на так называемом Саммите Тысячелетия в сентябре 2000 года западники холодно и враждебно встретили Путина, который попытался предложить всемирную программу развития безопасной и компактной ядерной энергетики нового поколения, особенно - в бедных странах, страдающих от дороговизны нефти и ее нехватки. Потому что если кто-то взбунтуется против господства неокочевников - они перекроют ему «нефтяной кран». Европа восстанет - не будет ей нефти из Персидского залива, да еще и с Россией разберутся, откуда Европа газ получает. Японцы - в том же положении. Итак, господство нынешних кочевников зиждется на их контроле над деньгами, энергетикой и технологией. Что это значит? Это значит, что даже плоды выхолощенного, нереволюционного развития должны принадлежать только узкому кругу крупных корпораций, которые контролируются метагруппами.

В этом смысле неокочевники - самые яростные борцы за интеллектуальную собственность. Хочешь получить любую, даже плохую, программу, любую технологию - плати, и плати втридорога. И кочевники же - самые большие истребители развития за пределами их американской базы. Неокочевники имеют собственную программу создания технологий, и программу зловещую. Убив настоящее технологическое развитие, неокочевники действительно притормозили время. Их трубадур, знаменитый Фрэнсис Фукуяма, еще в 1990-м провозгласил «конец истории». Наконец-то, считают кочевники, мы овладели временем. Но даже если ты угробил динамику, этого еще мало для стабилизации крайне неустойчивого порядка. Тут нужны другие технологии, особая программа их развития. Она уже есть, друзья, и она почти прямиком ведет к апокалиптическому миру, нарисованному в «Проекте «Юпитер» Холдемана. Совершенно неслучайно на Западе наступило время «хай хьюма», высоких гуманитарных технологий (более известного, как  "трансгуманизм" - прим. ImpCommiss). То есть, тех, что сделают из неокочевников-господ всемогущих существ, и тех, которые обеспечат полное подчинение рабских масс. Я должен быть сверхчеловеком, а ты - животным. Ницше в чистом виде. Отсюда мы прогнозируем и всплеск работ по контролю над сознанием человека.

Космос? Глубокий прорыв в него тоже опасен для неокочевых метагрупп. Ведь он означает конец трофеизма, вовлечение человечества в грандиозные производственные программы, расцвет самых революционных технологий. Даже новой энергетики. Освоение других планет означает создание новых человеческих миров, каждый из которых будет самобытен. А значит, рассыплется вся пирамида гиперуправляемого общества. Поэтому при господстве неокочевников будет развиваться только узкопрагматичный, «шпионский» космос. Спутниковые системы разведки, подслушивания, контроля и передачи информации. Мы можем также смело утверждать: эра бурного, непомерно раздутого развития столь нужных неокочевникам инфотехнологий закончилась. На смену им идет другая волна - уже биотехнологическая, потому что этим тварям теперь нужно обрести бессмертие. Клонирование, расшифровывание генома человека, пересадка разума старика в тело молодого и сильного человека, выращивание сменных молодых тел. Нужны будут новые материалы на границе органического и неорганического миров, чтобы изделия из таких материалов можно было вживлять в человеческий организм без угрозы их отторжения. Это - условие производства киборгов. Революционные технологии засекречиваются. На стыке биотехнологий, генной инженерии, нано- и инфотехники создаются те самые репликаторы вещей, которые должны остаться под полной властью неокочевых метагрупп.

Вторая задача их тайной доктрины - это создать основы для потребляющего «античеловечества». А для того существуют три главных средства. Первое - это создание ступенчатого, пирамидального, разделенного на ранги-сорта мира. Чтобы сделать мир навечно гиперуправляемым, неокочевники стремятся раз и навсегда разделить страны на касты, построить пирамиду из высших и низших. На самой верхушке находятся США, чуть ниже - страны Западной Европы, Япония, Израиль. Еще ниже - Китай и новые индустриальные страны. Еще ниже - поставщики сырья и ресурсов. А на самом низу находятся самые «конченые» страны, обреченные влачить самое жалкое существование даже без проблеска надежды на улучшение своего бытия. Неокочевникам нужно деление народов на касты, и потому они обрекают на неразвитость целые районы Земли. Во-первых, это необходимо, чтобы не изменять устоявшуюся мировую иерархию. Во-вторых, для того, чтобы новые индустриальные страны не отбирали дефицитных природных ресурсов у теперешнего «Первого мира», у «золотого миллиарда» населения Земли. Попытки развиться в поистине фашистском порядке «Аристотеля» на этаж выше уже жестко пресекаются. Низшим нельзя создавать свои компьютеры или космические аппараты: покупайте их у США. С этим пробует сражаться Иран. За это его объявили государством-изгоем. Многим ясно, что Австралия, например - потенциально великая экономическая держава. Но ей очень умело не дают развиваться.

Вы уже знаете о жестокой финансовой войне в Азии в 1997-1998 годах. Хотя неокочевники вели ее главным образом против Китая, они нанесли жесточайшие финансово-спекулятивные удары по странам Азиатско-Тихоокеанского региона. То есть, уже не по желтокожей, а по коричневой Азии. Особенно тяжкому удару подверглась экономика Малайзии. Ведь Малайзия решила развиваться вопреки «настоятельным советам» Запада. И ее наказали. В сентябре 1997 года премьер-министр Малайзии Ма-хатхир бен Мохаммад произнес потрясающую, разоблачительную речь на совещании МВФ в Гонконге. Как хотела рвануться вперед Малайзия? Как ее подкосили?

«Нам сказали, что мы должны замедлить наш рост. Нам сказали, что его невозможно будет поддерживать и мы «перегреемся». Мы не должны были идти на риск крупных проектов..., даже если они предназначались только для того, чтобы обеспечить нам инфраструктуру... И в то же время нам говорили, что мы не сможем расти, если не обеспечим эту инфраструктуру. Что действительно сильно сбивало нас столку. Но Малайзия и ее соседи в Юго-Восточной Азии продолжали расти и преуспевать. Непослушные, упорные и временами дерзкие, эти выскочки - и наша Малайзия в частности - были настолько безрассудны, что целились выше развитых стран, выше сильных мира сего.

- Я не знаю, как насчет среднего человека с улицы, но довольно значительное число деятелей массовой информации и тех, кто контролирует большие деньги, по-видимому, стремятся к тому, чтобы эти страны Юго-Восточной Азии - и Малайзия тоже - прекратили попытки догнать тех, кто сейчас впереди и чтобы «знали свое место». ...У этих людей есть способы и деньги, чтобы навязать «выскочкам» свою волю... ...Малайзия стала одним из так называемых «экономических тигров» не благодаря тому, что слушала то, что говорят средства массовой информации или великие финансовые мудрецы. На самом деле мы развивались, делая совершенно противоположное тому, что советовали нам эти «мудрецы». И мы придерживаемся дерзкого мнения, что та же формула может помочь развитию и других стран...

Нам говорили, что развивающейся стране не стоит заниматься автомобильной промышленностью. Мы стали ею заниматься и добились успеха... К числу наших нестандартных действий относится то, что мы обратились к крупным проектам. Наше 830-километровое шоссе «Север-Юг», наш шестикилометровый причал в новом Вест-Порте, наш Пенангский мост, телебашня в Куала-Лумпуре, небоскреб «Петронас Твин Тауэре» и многие, многие воплощенные нами проекты - все внесли свой вклад в наш рост и наше богатство. Это - не «памятники», а базовая инфраструктура. Мы строим для Куала-Лумпура крупнейший в Азии аэропорт - из абсолютной необходимости... Но нам говорили, что мы не должны строить сверхкрупный аэропорт. Почему? Потому что, по вашему мнению, это подорвало бы нашу экономику... Но, пожалуйста, поверьте нам в чем-то — в том, что мы кое-что понимаем в управлении своей страной. Мы любим мыслить масштабно. У нас даже есть большие идеи насчет того, чтобы принести богатство и другим развивающимся странам. Мы предложили программу развития долины Меконга, началом которой должна стать железная дорога от Сингапура до Куньмина, поскольку мы знаем: транспорт будет стимулировать экономическое развитие. Это - крупный проект, но малые проекты оказывают малое влияние на экономику. Мы хотим соединиться с железными дорогами Китая, Средней Азии и пойти далее, к Европе. Средняя Азия не имеет выхода к морю, и потому не может развиваться. Вы (Запад - прим. ред.) строите огромные танкеры, чтобы перевозить нефть и другие жидкие и насыпные грузы для собственных нужд. Почему нельзя построить железные дороги со сверхширокой колеей и поездами двухкилометровой длины, чтобы перевозить товары в республики Средней Азии и вывозить товары из них? Тогда они смогут преуспеть, и в мире появится еще один большой рынок.

...Но мы предполагаем, что нам не позволят их осуществить: вы не желаете, чтобы мы выдвигали крупномасштабные идеи. Это «не положено». Это дерзость - когда мы пытаемся сделать это или даже высказываем такое намерение. Даже если мы говорим, что мы будем воплощать наши крупные проекты, когда у нас будут деньги - вы гарантируете, что у нас денег не будет, заставив нас пойти на девальвацию нашей денежной единицы...»

Малаец с горечью и злостью говорил, как их заманили в ловушку. Уступив финансовым спрутам Запада, его страна согласилась на торговлю своей валютой-ринггитом за пределами Малайзии, на спекуляции своими ценными бумагами на мировых биржах. Пользуясь этим, спекулянты-неокочевники обрушили и валюту, и курс ценных бумаг, отбросив малайцев на десять лет назад. Да что там Малайзия! Это уже и нас касается. Единственное, что нам позволят-это обслуживать «сырьевую трубу», идущую на Запад. Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин без прикрас рисует натиск новых кочевников на мир. Их знамя - глобализация, но глобализация под их знаменами, которая оборачивается новейшим фашизмом. Они должны разрушать других, чтобы процветать. Пропасть между их западными базами и остальным миром должна только углубляться. Богатство - немногим, остальных - в вечную и беспросветную нищету. «Данный разрыв углубляется кардинальным изменением ключевых ресурсов развития: это уже не пространство с закрепленным на нем производством, но в первую очередь мобильные финансы и интеллект. Соответственно, эффективное освоение территории - уже не оздоровление находящегося на ней общества, но, напротив, изъятие (обычно через кризис) его финансов и интеллекта. При этом прогресс более развитого общества идет за счет деградации и разрушения осваиваемого, и масштабы деградации, как всегда при развитии за счет разрушения, превосходят выигрыш более развитого общества.

Таким образом, глобализация качественно изменила сотрудничество между развитыми и развивающимися странами: созидательное освоение вторых первыми при помощи прямых инвестиций уступает место разрушительному освоению при помощи изъятия финансов и интеллекта. Осмысление этого перехода породило понятие «конченых стран», утративших не только важнейшие - интеллектуальные - ресурсы, но и способность их производить.

При этом единство рынка обеспечивает всеобщность и небывалую остроту конкуренции, объективно усиливающей сильных (в первую очередь США) и ослабляющей слабых. Углубляя технологически обусловленную пропасть между развитыми и развивающимися странами («золотым миллиардом» и остальным человечеством), конкуренция из механизма воспитания и развития слабых обществ превратилась в механизм их уничтожения. Это затруднило все развитие человечества: как показал доклад, подготовленный специалистами ООН к Саммиту тысячелетия 2000 года, в 90-е годы, с началом глобализации, рост богатства впервые перестал автоматически вести к решению фундаментальных проблем человечества. Бедность, неграмотность, болезни, неравноправие женщин, нещадная эксплуатация детей — все это только усиливается в глобализированном мире. (Возвращаются рабство и торговля людьми, снова приходит самый пещерный капитализм с ненормированным рабочим днем в третьих странах и с армиями нищих пролетариев - добавим мы). Таким образом, технологический прогресс, усиливая на этапе глобализации рыночную конкуренцию до невыносимого для основной массы человечества уровня, подрывает его развитие и делает его невосприимчивым к собственным достижениям. Тем самым он ограничивает себя только развитыми странами, причем обострение конкуренции в перспективе ведет к сужению круга этих стран, а ограниченность рынков сбыта дорогой высокотехнологичной продукции, производимой относительно благополучными странами, уже сейчас начинает тормозить технологический прогресс», - считает Делягин.

Сдерживание развития целых стран вполне логично. Ведь оно предотвращает изменение расклада сил в мире, который может разрушить гиперуправляемый порядок, построенный новой ордой к концу XX века. Второе средство создать «потребляющее античеловечество» - это новая финансовая система. Доллар явно исчерпывается. Давайте попробуем предсказать возможное стратегическое решение владык Америки. Им нужно выиграть время для перехода в новый мир. Им нужно убить конкурирующие валюты или сильно подорвать их. Как? Предположим такой вариант: они используют опыт управления историей в XX столетии. Помнится, выход из кризиса 1929 года они нашли в том, чтобы сломать существующий планетарный порядок, бросив мир в ад самой страшной в истории человечества войны, принеся в жертву свыше 50 миллионов душ. Им и сейчас понадобится новый управляемый кризис. Неокочевники попытаются поддержать доллар за счет внешних факторов. Они делали это и раньше. Первый структурный кризис грозил Америке еще в конце 1960-х, однако они спаслись от него грандиозным мошенничеством 1971 года, когда отказались от обмена долларов на золото и заставили весь мир понести деньги в Америку. Построив свой всемирный финансовый «насос», они направили его в ложную информационную революцию, на место этики упорного труда и накопления поставили этику спекулятивного финансового успеха и заменили производство массой бумаг-деривативов. Они продлили жизнь этой схемы, завалив СССР и получив внешний источник колоссальных денег. Сколько из одной РосФедерации было вывезено природных и рукотворных богатств, плодов рук и умов человеческих, животоворной наличности - и говорить не приходится. Но вот и СССР янки переварили. И тут они - раз! - и вводят в 1995-1997 годах «Интернет»-экономику. Предпринимают, если можно так выразиться, попытку сделать инновационную экономику - но без прорывных инноваций. Потом устраивают войну в Югославии 1999 года, нанося удар по евро.

Теперь вроде бы и сей путь исчерпан. Что остается? Взорвать мировые финансы. Сделать так, чтобы все простили Америке долги и согласились на введение новой мировой валюты - уорлдо. (Название рождено по аналогии с евро - валютой Единой Европы. «Мир» по-английски - world, уорлд). Америка с ее несравненными знаниями в области финансовой «алхимии» вполне в состоянии сделать уорлдо инструментом своего господства. Поелику деньги нынче - это производное от власти. Сегодня перед правящими в США неокочевниками стоит нелегкая задача: сбросить с себя груз старых долгов, но при этом остаться мировым лидером. Сейчас хозяева США, по-видимому, напряженно ищут способ того, как это сделать. Нужно устроить цепь мировых кризисов, на волне которых можно взять планету под свою пяту, создать Мировое Правительство. Что нужно, чтобы установить свое мировое правительство? Мировому правительству тоже нужен внешний враг. Идеальным случаем было бы приближение из космоса гигантского метеорита или кометы, которые грозили бы врезаться в Землю и погубить человечество. Уж тогда бы Америка мобилизовала бы всех, содрала бы со всех три шкуры - и с помощью своих военно-космических технологий отвела бы метеор прочь. То, как американцы грезят на сей счет, показывают их многочисленные фильмы на эту тему. Но метеорит, как назло, не летит. Стало быть, нужно устраивать другие кризисы.

Саддам Хусейн в своем Ираке на эту роль не годился. Здесь кощееву племени понадобятся Россия, Китай и Европа. Нужно устроить ужасающие техногенные катастрофы, пару пусков ядерных ракет «не туда», несколько кровавых межэтнических конфликтов не только в России, но и в Китае, и в Европе. Можно профинансировать несколько роскошных террористических актов со взрывами опаснейших объектов или нескольких ранцевых ядерных фугасов. Иными словами, нужны катастрофы на слабо управляемом евразийском пространстве. После чего можно предлагать масштабную программу экономического оздоровления, реконструкции или даже санации Евразии, установления контролируемого режима в России. А мир, напуганный массовыми жертвами и кровавыми кошмарами, согласится потерпеть лишения ради восстановления элементарного порядка под дланью великой Америки, ради восстановления контроля над взбесившейся техносферой.

Обратите, кстати, внимание на то, как американцы сейчас всячески раздувают истерию по поводу возможных немасштабных ядерных ударов по цивилизованному миру со стороны «стран-изгоев», как твердят об опасности потери слабеющей Россией контроля за своим оружием массового поражения. Что это может быть? Новая волна сепаратизма в Югославии? Неожиданное нарастание страшного арабского терроризма в Европе? Рост сепаратизма в Тибете и населенном мусульманами Синцзян-Уйгурском автономном районе - «подарки» Китаю? А может, ради уязвления Европы янки решат дестабилизировать и нас? Выбор, во всяком случае, есть.

Поставить грандиозный спектакль под названием «Евразийский кризис»? Почему бы и нет? Для таких богачей и виртуозов «пиарных» представлений, как новые кочевники, в этом нет ничего фантастического. Особенно при том хаосе и продажности, воцарившихся на просторах погибшего Советского Союза. Мировые телесети многократно усилят эффект представления и превратят его в настоящий «фильм ужасов». Если же США сумеют разработать ионосферное оружие дистанционного воздействия на техногенные объекты да природные процессы, если разместят его в космосе, то... Особыми способами можно будет устраивать катастрофы по заказу. Программа же евразийского оздоровления потребует столько денег, что можно всю мировую экономику перестроить, новые планетарные деньги ввести, да еще и надгосу-дарственные институты власти построить. А главное - можно обнулить американские долги и начать финансовую политику с чистого листа. Обладая при этом всеми секретами и хитростями финансового вампиризма, давно отработав приемы перехвата денежных потоков мира. Причем если событиям и суждено пойти по такому сценарию, то ждать начала представления уже недолго - все должно случится уже в 2000-е годы (всемирный финансовый кризис 2008 г., как этап этого шоу - прим. ImpCommiss). Третье средство для выведения породы «потребляюще¬го античеловечества» - это создание «технологий удовольствия», начиная от физического бессмертия и кончая непосредственной стимуляцией нервной системы и мозга. Мы совершенно не зря называем эту «минус цивилизацию» не только неокочевниками, но и кощеями. Пожалуй, это даже более точное название.

Но как обеспечить вечное господство? И тут есть свои волшебные средства. Первое - сохранить монополию на знания и технологии, для чего нужно убить развитие других стран и народов, конкурирующие цивилизации. (Блестяще осуществлено в случае с единственным конкурентом - Советским Союзом). Для этого неокочевникам нужно построить не рыночную экономику, а экономику доступа. Затем им надо разрушить государства и современную систему права. Ту самую систему, читатель, которая любого человека считает человеком и наделяет неотъемлемыми правами, на страже коих стоит демократическое государство. Неокочевникам не нужны ни демократия, ни равенство всех перед законом. Атта-ли в приведенном нами тексте говорит об этом без всяких околичностей, с предельной откровенностью. Что должно возникнуть вместо государств? По сути дела, банды. Нет, даже не банды, а то, что существовало в Европе начала второго тысячелетия, когда ватаги викингов приходили и брали себе у мирных жителей все, что им заблагорассудится. Речь идет о механизме разрешенного и безрискового насилия. Этим неокочевники отличаются и от викингов, поскольку те ребята воевали и все-таки рисковали. Ведь когда ты идешь в военный набег, то тебя могут убить или искалечить, и ты ставишь на кон и свою жизнь, и жизнь своей страны. А неокочевники рисковать не любят. На фоне кощея-неокочевника древний варвар-грабитель - поистине верх честности. Потому что он, уходя в набег, играл со смертью, а неокочевник не рискует ничем. Поэтому то, что делают кощеи, даже войной назвать нельзя. Война - это всегда деятельность, направленная на изменение реальности. Война неотделима от насилия, и при этом всегда сопряжена с предельным риском, который требует предельной мобилизации всех (физических и моральных) сил для того, кто воюет - личности, группы или народа. А что есть трофеизм неокочевников? Это способ деградации реальности, основанный на хищнической эксплуатации ресурсов во имя одной лишь цели: получения удовольствия кастой «добывателей трофеев». (Иначе сие называют гедонизмом.)

Хотя неокочевники невероятно сильны в Америке, единственная страна мира, в которой они полностью взяли власть на сегодня - это Россия. Это привносит некоторые нюансы в жизнь кощеев. Трофей-Россия настолько лаком, что рисковать жизнью все-таки приходится. Но никак не в борьбе с низшими людишками. Просто иногда некочевники начинают убивать друг друга в спорах за тот или иной жирный кусочек. Но итог всегда оказывается одинаково плохим для России. Одни кощеи, захватив предприятие, высасывают его, как паук муху, и потом бросают мертвую оболочку. Другие, завернув умирающее производство в яркую обертку, быстро сбагривают его иностранцам. Поэтому американские кощеи, в отличие от россиянских, избрали более мудрый способ жизни. В своей американской базе они соблюдают правила приличия и не делают из США раздираемого на шматки трофея, занимаясь неокочевым грабежом за пределами Соединенных Штатов. Тем самым они избегают взаимоистребительных стычек у себя в логове и сообща занимаются безрисковыми набегами за его пределами.

При этом тот новый порядок, который они несут нам, в корне отличается от государства. Государство - это тоже механизм организованного насилия, которое, однако, применяется в исключительных случаях, когда нарушается закон (норма). Государство специально ограничивает насилие, ставя его на службу определенной норме, а норма есть результат согласия в обществе. Здесь же насилие - это право кощея достигать своих целей без риска для себя лично. Это должно напоминать войну колонизаторов, оснащенных пулеметами и танками уже не в Африке, а в Австралии, где аборигены не знают даже лука со стрелами. Это даже не война, а бойня, расстрел волков с вертолета. Экспедиции белых на покорение зулусов были и то рискованнее: негры, погибая пачками от винтовочного огня, все же изредка поражали европейцев отравленными стрелами. Западное общество всегда стояло на триаде: рынок, демократия и право (закон). Неокочевникам не нужен рынок — ибо в основе того лежит эквивалентный (равный) обмен. Неокочевник же обмениваться с кем-то результатами своего труда не хочет - он стремится отнять и обмануть, взять трофей насильно. Демократия кощею ни к чему потому, что он хочет обладать абсолютной, беспредельной властью. Зачем ему писаное право, если он придерживается принципа «сильный всегда прав»?

Смертельная схватка истинно русского парня и двух неокочевников, россиянского и американского, прекрасно показана в фильме «Брат-2». Фильм глубоко символичен: холеный, гладкий банкир из России, внешне такой интеллектуальный, заботящийся о гимназии и искусствах, любит ездить на старом «мерседесе» еще гитлеровского производства, с нацистским орлом на баранке водителя. А его американский собрат делает громадные бабки, продавая снятые в России видеокассеты с настоящими изуверскими пытками и убийствами, с резанием живых женщин на куски. Он срывает куш со всего, что прибыльно - с наркотиков и профессионального спорта, он держит целую сеть ночных клубов, через которые отмывает громадные деньги. При этом он вложил деньги в выборы мэра города, и теперь официальная власть подчиняется ему. В этом фильме - предчувствие близкого грядущего, когда Земля может попасть под власть тварей, которые лицемерно отворачиваются от портретов Гитлера или Муссолини, но на самом деле устанавливают новый, гораздо более страшный фашизм. Фашизм глобализированный, фашизм с неимоверно возросшими технологическими и техническими возможностями. Для того, чтобы обеспечить себе безбрежную власть, неокочевники уже развивают технологии психопрограммирования. Зомбирование масс позволяет править ими на уровне уже не сознания, а подсознания, рефлекса. Легко водить двуногими, превращенными в живых роботов. Давайте представим себе мир под пятой «Цивилизации Минус».

Именно неокочевники первыми (а может - и единственными) получат системы выращивания новых человеческих органов и клонирования, обретут способность физического бессмертия и омоложения. Если же ты бессмертен и ворочаешь астрономическими деньгами - то росту власти твоей практически нет предела. Ты переживешь всех соперников. Ты успеешь лично провести сложнейшие комбинации, которые занимают десятилетия. Твои опыт и знания станут стократ больше, чем у любого из смертных. Тем более, что к бессмертию или поразительному долголетию своему неокочевник добавит невиданно расширенные с помощью «хай хьюм» способности интеллекта и психики, парапсихологические, уже колдовские чары, умение ломать и подчинять себе психику и волю других людей. Миром будет править поистине каста уже не просто неокочевников, а уже кощеев бессмертных. Сама психология кощея - нечеловеческая. Он глубоко презирает тех, кто ниже его и обречен сойти в могилу. Огромные деньги позволят кощеям манипулировать партиями и президентами, сворами политиков и главарями террористических шаек, телевидением и прессой. Тысячи лучших ученых будут самозабвенно работать на них, пытаясь обрести самую большую награду - статус вечноживущего (и в самом деле, столько сил прилагается для сокращения населения Земли, и не меньше средств направляется на трансгуманистические программы, по продлению человеческой жизни (в перспективе: бессмертия). Думаю понятно, для кого всё это создается - прим. ImpCommiss).

Ко двору кощеев будут спешить тысячи вождей низших каст - президентов, премьеров и шейхов. Все они в лепешку разобьются и сделают все, что им прикажут, лишь за одно - за возможность если и не приобщиться к клану бессмертных, так хотя бы продлить свою жизнь и телесную бодрость на несколько десятилетий. Потому что почти каждый дорвавшийся до власти и денег политик - начиная от президента большой страны и заканчивая мэром какого-нибудь Мухославска - мечтает об одном: сохранить завоеванную власть пожизненно. Будет власть - будут и неизменные победы на выборах. Ибо тот, кто правит в нынешнем мире, давно умеет делать нужные проценты избирательных бюллетеней. Мы уверены в том, что неокочевники в США попробуют осуществить инновационную революцию в экономике, пустив в ход самые смелые, самые безумные научные идеи (напр. управляемый инновационно-технологический проект "Венера" - прим. ImpCommiss). И в итоге этого переворота самыми главными товарами, самым большим обеспечением валюты «высшей касты» будут сила, информация и здоровье. И доступ к бессмертию. В США уже давно люди буквально помешаны на идее вечной физической, посюсторонней жизни с ее плотскими радостями. Христианская вера в вечность души и загробную бестелесную жизнь их не удовлетворяет. Эпоха Кощея Бессмертого? Помните, что мы говорили о типе финансового магната, родившегося уже к середине XX века? Это - тип крайне жестокого и расчетливого человека, который, будучи еще смертным, с презрением смотрит на миллионы двуногих, которые не смогли достичь его положения, его могущества. В своих глазах он - сверхчеловек, особая порода. Финансовые короли мира в XX веке получили огромный опыт самого безжалостного управления миром - опыт развязывания двух самых истребительных в истории планеты войн и десятков вооруженных столкновений масштабом поменьше, финансирования нацизма и коммунизма, революций, развала государств. Они имеют практику провоцирования самых ужасающих случаев массового убийства людей и стравливания целых народов в ожесточенной борьбе на взаимоуничтожение, поддержки кровожадных националистов и наркопартизан. Это ведь уже не фантастика.

Все это делалось для уничтожения конкурентов, управления мировым хозяйством и захвата контроля над денежными потоками. Большая политика для финансовых «богов» давно стала большим бизнесом. Ведь это - целая философия управления миром через искусно созданные конфликты, которые можно направлять в нужную сторону. Стратегия непрямых действий, так сказать.

Будучи еще физически смертными, финансисты уже в XX веке показали стремление к созданию гиперуправляемого общества. Ведь финансовый капитал резко отличается по своему нраву от капитала промышленного или торгового. Ему конкуренция не нужна. Он предпочитает договоренности, передел сфер влияния и четкую запрограммированность хода событий. Ибо это - залог успеха денежных вложений. И вершина всего этого - описанные здесь метагруппы. А теперь представьте себе то, что сия порода воротил обрела еще и вечную жизнь... Ну, если не вечную, то хотя бы длиной в полтора-два столетия. Ведь их психология, и без того почти нечеловеческая, сразу же станет психологией нелюди. Но теперь, в отличие от денежных королей прошлого, они получат в руки совершенно сказочные возможности. Исполнилась вековечная мечта господствующих классов: теперь они действительно отличаются на расовом уровне от подчиненных масс, теперь они - действительно высшая раса, пусть даже искусственно созданная с помощью биотехнологий, компьютеров и «хай хьюм». У них окажется оружие нового века - способное вызывать ураганы и землетрясения, засухи и проливные дожди. Психотронное оружие, способное повергать в безумие целые народы. Ионосферно-природное оружие, вызывающее даже гравитационные аномалии и землетрясения. И целые армады обычных крылатых ракет, авианосцев, ударных самолетов, гиперзвуковых бомбардировщиков...

Честно говоря, от такой власти Сатаны становится жутко. В уме рождаются образы того, как для нужного падения акций или биржевой паники взлетают на воздух реакторы или выбрасываются в воздух облака удушливых газов с химических заводов. Как для уничтожения конкурентов провоцируются локальные войны, и как, например, Индия и Пакистан при этом обмениваются парой атомных бомбардировок. Как ради обвала какой-нибудь валюты устраивается очередная межнациональная резня. А ради того, чтобы сместить неугодного политика или устроить очередную бойню, будут взлетать на воздух жилые дома со спящими людьми, будут гореть заживо в подорванных поездах метро сотни невинных. Но что будет, если пара кощеев решит учинить междоусобицу? Волосы дыбом поднимаются лишь при одной мысли об этом.

Прогресс информационных технологий и создание электронно-вычислительных машин на принципах работы живого мозга (нейрокомпьютеров) еще больше усилят власть высшей касты (об нейрокомпьютерах, кстати, уже говорится, как о едином выходе создания ИИ, если не ошибаюсь, в д/ф "Технокалипс" - прим. ImpCommiss). Уже сегодня некоторые ученые предсказывают создание компьютерных матриц личности человека. Иными словами, виртуальных людей, электронных копий, которые понесут в себе все знания, опыт и впечатления своих прародителей. Таким образом, можно будет создавать электронные, бестелесные существа, живущие практически вечно. Можно будет держать при себе сотни электронных разумных существ, которые скопированы с личностей специалистов высокого класса, которые не относятся к касте избранных. Вечно бодрствующие, лишенные обычных страстей и послушные господам, заключенные в отдельные компьютеры, не имеющие выхода в другие сети, они смогут работать без отдыха, не ведая усталости - анализируя и перерабатывая потоки данных, разрабатывая планы самых хитроумных операций и раскрывая замыслы конкурентов хозяина. И годами работать над сложнейшими научными проблемами, что-то изобретать, изучать...

Они будут самыми настоящими рабами: ибо в любой момент господин их сможет уничтожить матрицу. Он будет властен давать им радости и причинять им страдания. Ведь и виртуальное существо можно заставить испытывать настоящую боль. «Голова профессора Доуэля» великого Беляева покажется наивной сказочкой по сравнению со всем этим. Стремительный прогресс компьютерной техники делает эти предсказания отнюдь не фантастическими. Новейшие достижения в клонировании и преобразовании сознания человека позволят неокочевникам создать «человеко-строительные» фабрики, способные производить специализированных существ. Например, безгранично преданных им слуг, нерассуждающих, архидисциплинированных солдат, идеальных биороботов - агентов спецслужб для метагрупп, особо искусных, верных им до гроба наложниц, полностью управляемых политиков. Здесь можно держать набор новых, молодых тел для господ. Жалкие запреты нынешних государств на такого рода дела неокочевники обойдут играючи: уже ныне это делается через организацию богатых лжерелигиозных сект, заводящих свои сверхсекретные лаборатории. К тому же, секты не испытывают никаких трудностей с получением оболваненнного, готового на все человеческого материала.

Вполне возможно, что в итоге этой глубочайшей мутации будет построена совершенно иная, нелиберальная экономика - «экономика доступа». Такая же, как и в антиутопии Холдемана. Наконец, еще один пункт тайной доктрины неокочевников - это похороны государства. Мы считаем их цивилизацию этаким постмасонством в постиндустриальном мире. Любое государство, даже американское - это для них враг (во истину, глобалисты наследники интернационал-коммунизма: "У коммуниста нет отечества!" -Ленин - прим. ImpCommiss). Ведь государство выступает как другая сила, которая пытается отрегулировать процессы в рамках своей цивилизации, определенного топоса. Кочевникам же нужны системы, глобального регулирования, они цепляются за любые наднациональные институты. За такие, как НАТО, многонациональные силы, как Бильдербергский клуб или Трехсторонняя комиссия. Почему? Мы уже знаем о том, что неокочевникам необходимо постоянно устраивать кризисы. В них трофейщики чувствуют себя, словно рыба в воде. Кризисы - это возможность брать богатую добычу и уничтожать врагов. Пора, когда деньги ошалело мечутся по миру и курс ценных бумаг бешено скачет, словно на «русских горках» - это самое лучшее время для грабителей. А вот государству кризисы как раз не нужны.

Правда, здесь коренится одно из уязвимых мест неокочевничества. Чтобы загребать деньги, ему нужны кризисы. А вот для того, чтобы удерживать власть, необходима стабилизация. Это противоречие они преодолевают тем, что делают кризисы и войны полностью управляемыми. Все превращается в спектакль, где есть, тем не менее, реальные смерти, кровь и катастрофы. Делая полностью управляемые кризисы, ты способен, в зависимости от того, какой уровень доходности тебе нужен в тот или иной момент, повышать и понижать интенсивность беды. Только когда неокочевники достроят систему дирижирования кризисами до конца, рухнет доллар. Он станет не нужен, потому что он сегодня - эквивалент силы. А способность полностью управлять событиями - это сила в чистом виде. Зачем кочевникам доллар в мире, в котором они смогут мановением руки делать так, что миллиарды людей сами принесут им все, что пожелают эти господа? В этом случае все распадется на «экономику доступа» для избранных, описанную Холдеманом, и на экономику раздачи благ в концлагере для остального мира. То будет четкая лагерная система на новом витке развития. Здесь не понадобится даже проволоку колючую натягивать, поскольку хватит только красных флажков. Колючая проволока будет в мозгах.

Совершенно неважно то, какими будут новые деньги. Ведь деньги все-таки предполагают: вот есть два собственника, которые меняются продуктами своего труда. Здесь собственник будет лишь один, сверхчеловек-неокочевник. А все остальные станут вкалывать за зарплату, которую установит господин. Возникнет еще один, хаотичный третий мир, в котором даже зарплату платить не станут. В него время от времени будут устраивать набеги - за самками, детьми, внутренними человеческими органами, кое-каким сырьем. Эдакое супер-Сомали.

- Максим Калашников. Из книги «Третий проект»